Бархатный Сезон

Есть такое замечательное французское слово «douceur». Судя по словарю, оно переводится как «сладость, мягкость, нежность, доброта, ласковость» и даже «беззлобие». О чем молчит словарь, это то, что «douceur»- это, прежде всего, парижское солнце в сентябре во второй половине дня. Мягкостью, нежностью и кротостью залиты террасы кафе, на доброту и ласковость жмурится официант, ставя бокал с золотистым вином на шаткий столик, беззлобием согреты стены Оссмановских домов, сладостью пронизаны листья старых каштанов.
Париж. Сентябрь. Вторая половина дня.
Мы с дочерью идём неспешно по улице, то и дело останавливаясь поглазеть на витрины, на собак, на мотоциклистов.
В крошечной кондитерской дочь выбирает конфеты с восторгом, несоизмеримым с размерами магазина. Продавщица улыбается ей:
— Ты- маленький ангел, ты знаешь об этом?
Дочь, тоном «не отвлекайтесь, взвешивайте»:
— Да, знаю.
Продавщица смеётся и аккуратно складывает конфеты в малипусенький пакетик. И с этим пакетиком мы идём домой. Кому теперь дело до витрин, собак и мотоциклистов? Кому теперь дело до статуи коровы у входа в кафе и до того, что нарисовано на рюкзаке у мальчика впереди нас? Все внимание ребёнка сконцентрировано на этом маленьком пакетике с конфетами. Она играет с ним, любуется, мечтает, что она с ними сделает дома…
И тут навстречу нам идёт женщина очень après- бальзаковского возраста. Ещё издали она начинает улыбаться дочери и восторженно всплёскивать руками- ребёнок, у которого в одной руке мама, а в другой-конфеты,- воплощение счастья на земле. Подойдя поближе, она останавливается и заговаривает с нами: и ангелом дочь называет, и куклой. Дочь, против обыкновения, молчит и только мило улыбается. И тут бабулька протягивает к ней руку и говорит: «Ах, какие конфеты! Дай мне, пожалуйста!» Я, зная, что дочь за словом в карман не полезет, особенно, когда дело касается конфет, обречённо думаю: «Ну, сейчас ты получишь, бабушка!» Ан нет, дочь смиренно кладёт свой кулёчек с конфетами женщине в раскрытую ладонь и испытующе смотрит ей в лицо. На глаза у меня наворачиваются слезы умиления: такой кротости, такой доброты, иными словами, такого douceur я от своего чада, которое скорее отбреет, чем отдаст, никак не ожидала. Женщина тоже растрогана, она в восторге: возвращает дочери её конфеты, называет сущим ангелом, гладит по головке и идёт дальше.
Дочь внимательно осматривает свой кулёчек конфет, потом озабоченно смотрит вслед удаляющейся женщине и вздыхает с облегчением:
-Ты глянь, чуть не забрала!
photo credit: Luc Mercelis Paris, Notre Dame via photopin (license)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: