Трусы, блины и валидол

Когда спрашиваешь у родителей что привезти из Парижа и в ответ слышишь: “валидол”, то становится не грустно и не больно, но сердце переполняется такой любовью, такой же испуганной, как ты. Она поднимается до края, переливается и спрашивает дрожащим от тревоги голосом: “А я? А как же я? Что же будет со мной? Я же ещё только расту!”

Тем не менее, я просто говорю: “Хорошо, нет проблем,” и голос мой не дрожит, он ровен и спокоен. Потом, как всегда в трудные моменты жизни, я долго смотрю в окно. Проблема есть. Во-первых, я не хочу, чтобы моя мама в нем нуждалась, в этом валидоле, а во-вторых… Ну, где в Париже взять валидол?

От окна я иду к Фейсбуку с этим мучительным вопросом: где в Париже можно достать валидол для мамы? И тут я понимаю, что, как говорит моя мама, Б-г меня поцеловал друзьями, которые откликнулись, посоветовали, поддержали. А подруга Нина, чья находчивость может только сравниться с её преданностью, тут же вспомнила, что наша новая знакомая по имени Юля сейчас в Киеве и может привезти этот самый валидол. Я к Юле: “Пожалуйста, валидол для мамы!” Юля моментально согласилась, сообщила, что вернётся в среду, я поблагодарила, пошла купать детей и думать сколько же в мире замечательных людей. Это было в понедельник.

Во вторник Нина шлёт мне текст: “Завтра к тебе приедут три пакета валидола!” Вот что значит подруга, подумала я и автоматически посмотрела на календарь. Завтра среда. В голове у меня медленно и неотвратимо заскрипело какое-то смутно знакомое колёсико.

“Ты у Юли попросила?”

“Да,” пришёл ответ от Нины.

“Я тоже, ха-ха!”

Мы обе замолчали и, каждая в своём углу Парижа, мысленно представили, как на нас из Киева движется вагон валидола. Нина, как всегда, нашлась первая: “А давай, попросим Юлю обменять мой валидол на горилку!”

А я вспомнила историю из детства, когда одна мамина знакомая попросила мужа привезти из командировки трусы для месячных. Для тех, кто не в курсе, трусы для месячных, это был такой предмет белья с клеенкой именно там, где её иметь не хочется, но, в виду отсутствия предметов женской гигиены в советском быту, где она была иногда просто необходима. Несколько пар таких трусов вполне обеспечивали относительный комфорт на необходимый период времени. Муж эти трусы привёз, причём не две-три пары, как имелось в виду, а партией, целый чемодан. То ли не знал, то ли чтоб продать, то ли чтоб больше не просили.

Я тоже не хочу, чтобы у меня снова просили валидол. Я хочу позвонить маме и спросить: “А что вам привезти?” И в ответ услышать: “Доченька, если сможешь, бутылку коньяка! Мы с Людой опять за чашечкой кофе весь запас выпили! Сейчас будем вторую варить, а коньяка нет… “

Но если вы думаете, что эта история заканчивается на том, как я мечтаю о том, чтобы моя мама пила коньяк, вы ошибаетесь. Дело в том, что моя мама печёт потрясающие блины. А папа очень любит маму: кофе в постель приносит, цветы дарит вне календарных праздников, и без просу моет посуду. А так как он знает как мама гордится своими блинами, то он её сковородки моет так, чтоб были как новые.

Здесь, со сковородками, как с трусами для месячных, важно мнение эксперта. Каждая хозяйка знает, что вымывать сковородки до хруста, — я не говорю о тех с непригорающим покрытием, — большая жизненная ошибка. На сковородке должен остаться тонкий слой масла, того горячего масла, которым можно так больно обжечься и который создаёт такие золотистые блины, драники, оладьи; этот слой масла — жизненный опыт сковородки, его снимать нельзя. Папа же, в порыве любви, снимал его напрочь и мама потом жарила блины с непомерным удивлением и лёгким чертыханием.

И я решила подарить маме сковородку для блинов с непригораемым покрытием. Сказано, Амазон, сделано.

Через несколько дней сидим мы в чате: я, мама и Яна. Яна — моя сестра-близнец, и о ней нужно было бы рассказать отдельно, но так как я тут уже про трусы, валидол и сковородки рассказываю, то про Яну уже буду в другой раз.

Мама: “А от кого это мне пришла такая чудесная сковородка?”

Я: “От меня!”

Яна: “Ой, а от меня должны скоро такие две прийти!”

За сотни тысяч километров друг от друга, мы с Яной мысленно посмотрели друг на друга и усмехнулись: ничего не изменилось, мы как всегда думаем одинаково, даже если не говорим об этом. Не сговариваясь, мы обе решили, что маме для полного счастья нужна сковородка для блинов, только я решила, что ей нужна одна, а Яна, что две будут в самый раз.

Потом все мы, мама, Яна и я, в Лос-Анджелесе, Париже и Хьюстоне, притихли и мысленно представили себе эти три сковородки и то количество блинов, которое они нам пророчат. И если вы думаете, что эта история с валидолом закончилась тремя сковородками, то вы у тут ошибаетесь, потому что, когда у тебя три новые одинаковые сковородки и совершенно новый, ещё никем не выпитый валидол, то все ещё только начинается.

photo credit: paul_appleyard Camberley 12 March 2017 002 via photopin (license)

Трусы, блины и валидол: 5 комментариев

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: