Хайку про шапку.

Всю долгую, всю бесконечно долгую парижскую зиму — а в плане бесконечности парижская зима  может поспорить с юконской зимой, воспетой ещё Джеком Лондоном, не потому, что та длиннее, а потому что эта унылей, — так вот, всю бесконечно долгую парижскую зиму я пыталась заставить Розочку носить шапку. И всю ту же бесконечную зиму Розочка срывала шапку с головы и с типично козацким ухарством бросала её оземь.

Так прошла зима. Наступила весна. Ну, как наступила? Парижане знают, что нет злее карги, чем стареющая зима и нет бессердечнее кокетки, чем занимающаяся весна: их свары и склоки длятся бесконечно и в ни в чем неповинных парижан и гостей столицы то и дело летят дожди, ливни, жара и самый настоящий дубак со снегом.

Тем не менее, весна более менее наступила, все расцвело теплом, террасы кафе переполнились нежащимися на солнце посетителями и Розочка решила, что она обожает свою фиолетовую шапку. Теперь она каждое утро достаёт её из шкафчика, нахлобучивает себе на голову, посылает всем воздушные поцелуи и идёт к двери.

Каждое утро мы ведём сестричку Розочки, Беляночку в школу. Ну, как школа? Садик, но во Франции даже садик называется школой. В школу Беляночка идёт как примадонна на подмостки: ломаясь, отказываясь и утверждая, что она “сегодня не в состоянии”.

Нас обдувает леденящий ветер, невыносимый оттого, что весна и тепло уже так близки, вот-вот будут, должны были быть. Беляночка стонет, Розочка стаскивает с себя шапку и явно смотрит куда бы её бросить. Все они, весна и дети невыносимы, тем более невыносимы, что так любимы, и жутко хочется тепла и кофе.

Вдруг Беляночка перестаёт стонать и задаёт мне самый обыденный, самый логичный вопрос в восемь утра:

-Мамочка, ты любишь китайскую поэзию?

-Заочно.

-Это как? В очках?

-Нет. Это значит, что я её не знаю, но уже люблю.

Беляночка обиженно надувает губки. Эх, тяжело растить возвышенную душу, которую ранит то, что ты ни в зуб ногой о китайской поэзии в восемь утра на ветру и без кофе.

-Но я немножко, совсем чуть-чуть, капельку, крошечку могу рассказать тебе о японской поэзии.

Когда-то давно, в тёмном одесском кафе бывший американский шпион очень хотел меня поцеловать. Он не осмеливался и поэтому рассказывал мне о хайку. Теперь я рассказываю эти крохи, пахнущие кофе, морем и Aqua di Parma, маленькой парижанке на холодной, поднятой на дыбы ледяным ветром улице.

-Ну, смотри,— говорю я, — можно так:

                                        Ты женщинам не верь,

                                        О,фиолетовая!

                                        Как здесь весна они.

— А фиолетовая, это кто? — спрашивает Беляночка.

Я молча показываю на Розочку, которая держит свою шапку перед собой как мешок и явно ищет куда её бросить.

-Или, — продолжаю я, — можно так:

                                        Весна, гляди-ка,

                                        Ребёнок в зимней шапке.

                                        Тебе не стыдно?

Беляночка явно не впечатлена, но она полна великодушия по отношению ко мне сегодня утром:

— А давай, лучше ты мне эклер купишь!

Мы идём по улице, мимо цветочных магазинов, ещё тёмных и молчаливых, мимо газетных киосков, где лица Макрона и Трампа шевелятся на ветру, мимо ароматных булочных и мимо кишащих, как муравейник, станций метро. В этот холодный, утренний час Париж пьёт свой кофе. Внутри кафе и на террасе под беспощадным ветром, в булочной у стойки и в магазине за прилавком. Грузчики из фруктового магазина аккуратно расставляют свои крошечные чашечки на крышке мусорного контейнера и на лицах их, покрасневших от холода, написано предвкушение. Мужчина в рабочем комбинезоне и с мотоциклетной каской под мышкой тщательно выстраивает три чашечки кофе на сиденьи своего мотоцикла и кричит в сторону строительных лесов, обхвативших фасад соседнего дома: “Ребята, ну, сколько ждать?” И в голосе, и на лице его то же: предвкушение.

Предвкушением полны все кафе, магазины, киоски, банки и агентства. Предвкушением полны улицы, переходы метро и парижские голуби над головами. Предвкушением полно бледное, робко голубеющее небо. Скоро, скоро кончится зима.

photo credit: Onasill ~ Bill Badzo <a href=»http://www.flickr.com/photos/7156765@N05/43313415444″>Paris France — L’Eclair — 32 rue Cler à Paris, 75007 Paris, France — “Best Hangout on rue Cler.</a> via <a href=»http://photopin.com»>photopin</a&gt; <a href=»https://creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/2.0/»>(license)</a&gt;

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: