Хороший Маклер 9

Глава Девятая

Стоял золотой октябрь в Одессе, было тихо и недвижимость тоже стояла. На бирже на Александровском было безлюдно, а те из риэлторов, которые там упрямо топтались, жаловались, что клиентов нет. Больше, впрочем, говорить было не о чем: золоченое и заляпанное грязью колесо бизнеса остановилось и даже не поскрипывало, потому что ветра не было. 

В один из таких тихих дней, когда золотом веяло только с деревьев, к деревянной вывеске “Золотое Дно” подкатил, шурша колесами, белый “Мерседес”, из которого, после некоего замешательства, вышел шофер и подобострастно открыл заднюю дверцу. На одесский тротуар ступила одна нога в ковбойском сапоге, затем другая. Дальше от сапог шли джинсы, настоящий “Ливайс”, а не то, что шьют за углом для Седьмого Километра, белоснежная рубашка, такая белая и накрахмаленная, что Семен Яковлевич из химчистки напротив “Черного Моря” аж прищурился. Над рубашкой была мощная шея, твердая линия подбородка и сигара в белоснежных зубах; далее глаза удивительной безмятежности и аккуратно уложенные светлые волосы. Сигара положил руки на пояс с большой пряжкой и оглянулся. Вслед за ним из машины выбралась стройная длинноволосая девушка с сумочкой и на каблуках. Она не оглядывалась, а просто выжидающе смотрела на обладателя ослепительной рубашки. Тот огляделся ещё раз и, не вынимая сигары изо рта, произнес:

— Very nice! 

* * *

Аркадий вспотел. Он вытер лоб тыльной стороной руки, потом вспомнил, что где-то в кармане был платок и начал было искать его, но смутился и бросил. И без того следить за быстрой речью бодрого мужчины с сигарой в крепких белых зубах и за тарахтящий вслед за ним девушки-переводчицы было нелегко: мысли Аркадия разбегались, как мыши, и он сам понимал, что выглядел ошалело. Поэтому Аркадий и пытался придать себе уверенный и спокойный вид, как будто это ему не впервой: приезжает богатый американец, прабабушка которого жила в Одессе и который теперь хочет купить её квартиру. Конечно, это ж Одесса, тут такое часто бывает. А для американца наши, одесские цены, это, конечно, смешно, стыдно называть. Нужно назвать сумму посолиднее, а то всерьез не воспримет и еще, не дай Б-г, перехватят его.

— Можем, можем, — вслух сказал он. —У нас большая датабаза, агентство недавно перешло на компьютеры, так что мы по компьютеру можем подобрать Вам квартиру, учитывая все пожелания, район, потолки, этаж.… Да? —Аркадий улыбнулся иностранному  гостю, — Ммм…Мистер…Мистер…

—Смит, Тони Смит, — блеснул ослепительной улыбкой тот и вновь заговорил о чем-то с девушкой.

— Это не вопрос района или других условий, — перевела девушка, —есть только одна квартира, которую он хочет, квартира его прабабушки.

— Ну, сначала нужно узнать, продается ли она…

—Продаётся, — с акцентом, достойным Лорда Бэкингема, произнес Тони Смит и, гордый своим русским, радостно рассмеялся. Девушка перевела на Аркадия усталый взгляд.

—Вы знаете в какой квартире жила Ваша прабабушка? —С удивлением спросил Аркадий. 

Американец опять заговорил и Аркадий опять начал крутить головой от него к переводчице.

— Прабабушка мистера Смита оставила после себя мемуары, в которых точно описала свою жизнь в Одессе…— Девушка замолчала, потому что Тони Смит опять начал что-то настойчиво говорить. — В США он нанял частного детектива, который выяснил, что квартира была недавно выставлена на продажу, поэтому Мистер Смит срочно прилетел, чтобы купить её.

Аркадий откинулся в кресле, переваривая информацию. Он пытался представить себе американского частного детектива, который пытается выяснить какие квартиры продаются в Одессе. Представить он себе этого не мог и на ум приходил только сыщик из мультика “Бременские Музыканты”. Вошла секретарша Алина на каблуках, в мини-юбке, белой блузке, расстегнутой чуть ниже пышной груди и с подносом в руках. На подносе дребезжали от волнения чашечки кофе, сахарница и молочник. Она демонстративно поставила кофе перед гостями, улыбаясь ещё шире американца, и вышла, покачивая бедрами.

— Ну, и какая же это квартира? — поднял брови Аркадий, звонко размешивая свои два кубика сахара в чашке.

* * *

За несколько часов до этого Елизавета Петровна вышла из дверей МБТИ, муниципального бюро технической инвентаризации и надрывно вздохнула:

— Господи, да чтобы еще раз! Вот уж кровососы! Вампиры, — неожиданным басом продолжила она, — чтобы так кровь пить с приличных людей! Полгорода бандитов, а они с нормальных людей! Да чтоб вам так елось и спалось, как мне, пока мы эти документы делали!

Вольф Амадеусович показался из дверей вслед за ней. Он был бледен, изможден, но на губах его мелькала улыбка и он был явно в хорошем расположении духа.

— Дай, проверю, всё ли в порядке, — сказал он. Елизавета Петровна молча протянула ему синюю папку с документами, которую держала в руках. Вольф Амадеусович оглянулся в поисках места, где можно было бы присесть, такого не было и он аккуратно взял папку из рук партнерши, поправил очки на носу и начал тщательно читать каждый документ, шевеля губами.

—Тут, — ткнул пальцем в одно место.

Елизавета Петровна заглянула поверх его локтя:

—Опечатка! —Голос ее был полон досады.

—Надо исправить.

—Вольф Амадеусович, да, что Вы! Из-за одной буквы! Еле выбрались оттуда и Вы опять к ним? Да никто не обратит внимания.

—Я обращу, — и Вольф Амадеусович повернулся опять к дверям бюро. Вздохнул и пошел обратно, этот идеалист одесской недвижимости и перфекционист человеческих документов.

Елизавета Петровна чертыхнулась и осталась ждать на улице. Сначала она подумала и выругалась, очень женственно, тихонько и одним словом, потом достала из сумочки зеркальце и помаду и стала не торопясь, тщательно и вдохновенно красить губы. Она знала, что ждать придется долго.

* * *

Через несколько часов нотариус Элеонора в конторе на Тираспольской приняла Вольфа Амадеусовича, как всегда, без очереди. А на следующий день Аркадий сильно кричал в трубку и даже довел секретаршу Алину до слез и до “вообще, зачем оно мне надо”. Но, когда во второй половине дня к “Золотому Дну” опять подъехал белый мерседес с американцем и переводчицей, Алина вытерла слезы, припудрила нос и расстегнула еще одну пуговку — бизнес из бизнес, как они сами в этой Америке говорят.

Американец в этот день был просто противен Аркадию своей оптимистичностью и безмятежной уверенностью, что всё возможно и всё  то, что возможно, очень просто.

— Мистер Смит влюбился в Одессу, — равнодушным голосом переводила девушка полную энтузиазма речь молодого иностранца. — Здесь…здесь так красиво, такие добрые люди, такие красивые девушки. 

—Девушки, да,  — согласился Аркадий и покосился на дверь, за которой бурно дышала в расстегнутой блузке Алина. —Люди, хм, люди, они везде разные…Здесь, в Одессе, нужно быть осторожным.

Когда ему перевели эти слова, Тони Смит разразился хохотом и стал подмигивать Аркадию, потом долго говорил.

—Мистер Смит говорит, что он сразу всё понял, он не так прост как кажется, и, если бы он был так прост, он не смог бы заработать свои миллиарды.

На последнем слова Аркадий поперхнулся, а Алина, подслушивающая у двери, так резко вздохнула, что одна из бретелек бюстгальтера не выдержала и лопнула с треском.

—Мистер Смит хочет инвестировать в одесскую недвижимость. Он хочет купить несколько квартир, может быть, целый дом, если это возможно. Он подпишет с Вами эксклюзивный договор, чтобы иметь дело только с Вами, так как он чувствует, что Вам можно доверять, Вы не мошенник. Но сначала он должен получить прабабушкину квартиру… Без неё это все не имеет смысла. 

photo credit: Artiom Ponkratenko The Mafia via photopin (license)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: