Хороший Маклер

Нет, всё-таки, тот, кто не ел в конце лета в Одессе салат из базарных помидоров, ничего знать о жизни не может.

Песня о маме

Оно того стоило. Тысячу раз стоило. Каждый шанс, который я упустила, каждая песня, которую не спела, каждая сцена, на которую не вышла. Тысячу раз оно того стоило: одним летним днем петь "А идише маме" вместе с маленькими детками, соратниками по старшей группе детского сада моей старшей дочери. Учительница, готовясь к празднику, посвященному мамам, попросила меня... Читать далее →

Мамушка

Еврейский пасхальный седер сам по себе необыкновенно сложный церемониал, полный значения и смысла, за которыми прячутся скрытые значения и смыслы, которые в свою очередь прикрывают другие, более глубокие уровни таинств, а те ещё более глубокие. Уровень мистицизма зашкаливает. Уровень домашних приготовлений практически смертелен для неподготовленного индивидуума.

Новогодние Приключения Гоши и Сени.

Вот интересно, почему всегда тебя просят быть человеком именно тогда, когда тебе предлагают то, от чего любой нормальный человек отказался бы.

Теремок на Ришельевской 3

Но что такое одесский маклер? Вы думаете, это тот, кто продаёт и покупает? Покупает немного дешевле, продаёт немного дороже? Чепуха. Это может любой дурак, а одесский маклер далеко не дурак, хотя всякое бывает. Одесский маклер может продать непродаваемое и убедить купить непокупаемое, а иначе грош ему цена на Привозе.

Теремок на Ришельевской 2

Выдать дочь замуж, это вам не пойти, купить стаканчик семак и сидеть себе, лузгать. Выдать дочь замуж, это расходы, нервы, неизвестность и опять расходы. И да, ещё надежда на счастье.

Созвездие Гефилте Фиш

Да, есть у нас такое семейное хобби : мы любим притворяться, что мы - совершенно нормальная семья, которая способна практически вовремя и без особых душевных травм выбраться в гости к тем отчаянным безумцам, которые её пригласят.

Сумасшедшие Мамы 3

Я встаю и выхожу из кухни. В прихожей на комоде лежит листок, приглашение на семинар “Как вырастить успешного ребенка”. Из окон льётся холодный парижский свет, свет, по которому вот уже столетия сходят с ума художники и поэты, свет в котором можно любить, зная, что любви придёт конец, и расставаться, зная, что за расставанием будет начало.

Дверь, Бальзак и две сестры.

Между сёстрами всегда есть много общего и много различий, и чем бы оно ни было, общим или различием между ними, его всегда слишком много, - дорога между ними длинна, разделяя и связываться их одновременно,смыкаясь в кольцо, - есть расстояния, как распахнутые руки, созданные, чтобы стать объятиями.

Нежность

И однажды, ноябрьскими сумерками на берегу реки с чужеземным названием, вдруг произойдёт странная вещь: ты будешь точно помнить как ты любила всех этих людей, но неожиданно поймешь, что не можешь с точностью вспомнить как они любили тебя. Тебе это покажется странным, и ты пойдешь вдоль реки, вслед за серыми и холодными, как сталь волнами, и не сразу поймешь, что это не странно, это страшно – страшно задавать себе вопрос, любили ли тебя.

Жак (продолжение).

«Подождите,» сказала она, « я подойду к компьютеру. Не бросайте трубку.»

Я не брошу, одними губами проговорила я. Я не могу.

«Жак. Я вижу.» Донесся голос из трубки.

«Что Вы видите, Вы видите его документ?» Я совсем забыла о своем намерении говорить по возможности без акцента и предельно спокойно.

«Я вижу его документЫ. Ваш Жак был не один.»

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: