Арно, а что б его!

У Арно мягкий взгляд, тонкие руки и очень плохой оптик. Каждые несколько минут он снимает очки, отчаянно трёт переносицу и за ушами, и бормочет: «Да, что ж они так давят!»

Ни одной встречи с мужчиной я не добивалась в жизни с таким трудом и упорстовм, как встречи с этим Арно. Арно – мой инструктор по вождению.

Сдать на водительские права во Франции – это вам не петь, танцевать, чечетку отбивать и одновременно следить, чтоб не свалиться в оркестровую яму. Это вам не выйти замуж, развестись, заново себя отстроить и оздать новую, тьфу-тьфу-тьфу, счастливую семью. Это вам не две эмиграции и не красный диплом. Это даже не троих детей родить и воспитать(ну, образно говоря, воспитать). Сдать на водительские права во Франции тяжело.

Конечно, как американка и, следственно, гордая обладательница американской водительской лицензии (мне нравится это слово, «лицензия», больше, чем слово «права», с ним я кажусь себе классной, как Джеймс Бонд), я имела полное право облегчить себе жизнь и просто обменять эту свою американскую лицензию на французские права. Но я этого не сделала. Я этого не сделала не потому, что я внучка коммуниста и люблю трудности. Трудности я не люблю, я к ним просто привыкла. Я не сделала этого потому, что мой муж, который, кстати, считает, что я обожаю сама себе усложнять жизнь – не без этого, конечно, но не до такой же степени! – увидев список необходимых для обмена прав документов – а список этот, длинною в два листа, нам выдали в префектуре, строго-настрого наказав, чтобы каждый документ, каждая справочка и каждая бумажечка были переведены присяжным переводчиком, вплоть до контракта об аренде квартиры по месту выдачи прав,- итак, мой муж внимательно осмотрел этот список, захлопнул папочку и провозгласил:

«Дорогая, ты у меня умница, ты просто пересдашь!»

В последующие месяцы эти слова, особенно слово «просто» я ему часто вспоминала – с горечью, сарказмом и дьявольским смехом.

В последующие месяцы я прошла через все стадии, через которые проходит человек, сдающий на права во Франции – легомыслие, удивление, раздражение, гнев, отрицание и отчаяние. А когда узнала, что среди моих знакомых французов есть необыкновенно умные и образованные, которые после нескольких лет попыток так и не смогли получить эти самые заветные права, — через что-то похожее на сумасшествие.

Я прошла от «Да там нечего делать, я 14 лет за рулём!» до «Костьми лягу, но сдам!» и дальше до «Они тут все костьми лягут, но я сдам!».

Я грызла гранит науки теории вождения днём и ночью. Если не было сил грызть, хотя бы слюнявила на завтра. И, в конце концов, сдала. Теорию. С первого раза.
Впереди была практика. Я с нетерпением ждала встречи со своим инструктором, но еще больше прощания с ним и, наконец-то, получения своей драгоценной розовой корочки. Но не тут-то было.

Оказывается, что до прохождения практики с живым инструктором, я обязана была провести четыре часа на симуляторе. По сути своей симулятор – обыкновенный тренажер. После пятнадцати минут на нём я поняла, что мой конкретный симулятор по сути своей – большая скотина, получающая удовольствие от того, чтобы напрочь перестать функционировать при одном моём приближении, но при этом подавать регулярные признаки жизни в виде язвительно-вежливого «Débrayez au fond! » — «Выжмите сцепление!»

Я — мама, чтоб мои дети были здоровы,а значит, по моей выдержке можно, в принципе, сопромат изучать. Я ни разу не выругалась на этом симуляторе и не напилась после него.

Но я дождалась: живой инструктор, настоящая машина, наконец-то! Едва мы садимся в неё, я хватаюсь за руль.

«Стой,»- говорит мой инструктор,-«Ты что, собралась уже ехать? Не стоит так торопиться. Давай сначала познакомимся, поговорим. Меня зовут Арно.»

Арно немного говорит по-русски. По крайней мере, он знает самое важное для меня сейчас слово: «сцепление».

«Откуда ты?» Спрашивает общительный Арно.

«Из Украины.»

«А из какого города?»

А очень четко себе представляю, как мои дети, оставленные на своего папу, сейчас рвут его на куски, пока я тут «общаюсь».

«А у тебя там всё в моём досье написано,» отвечаю я елейным голосом.

Арно открывает досье и смотрит:

«Правильно. Сейчас, подожди, я постараюсь это прочитать.»

«Не стоит, почти никто из иностранцев не может это выговорить. Только те, кто там работал или у кого жена оттуда.»

«Я постараюсь.»

Упрямый.

«Давай,» говорю я.

«Дэни…Дни… Правильно?»

«Да.»

«Дни… Дни-пэро… Господи!»

«Я ж говорю.»

«Дни-про… Дни-про… Первая часть ничего, а вот вторая…» Он снимает очки, трёт переносицу и за ушами, снова водружает их на нос и снова старается изо всез сил:

«Дни-про…»

«Это тяжело произнести.»

«Дни-про-пэ… Дни-про-пэ… Уф! Дни-про-петровсэк.»

«Днипропетровск.»

«Днипропетровск.»

«Да, правильно.» Говорю я. «Хотя ты знаешь, с тех пор, как я там родилась, название поменяли. Теперь этот город называется просто Днепр.»

«Днепр?»

«Да, просто Днепр. Вторую часть теперь можно и не читать.»

Это была моя маленькая, но симпатичная украинская месть за всё то безумие под названием «сдать на права во Франции».

Я кладу руки на руль:

«Поехали?»

Арно долго смотрит на меня, потом говорит голосом автомата:

«Выжми сцепление.»

photo credit: Flооd vroom, vroom via photopin (license)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Ваш собственный блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: